Социологический анализ гендерной асимметрии в языке. Репрезентация женщин и мужчин в учебной литературе по социологии
Страница 3

Информация » Социологический анализ гендерной асимметрии в языке » Социологический анализ гендерной асимметрии в языке. Репрезентация женщин и мужчин в учебной литературе по социологии

Отсутствие артикулированной гендерной проблематики не означает гендерной нейтральности самих учебников; гендерная проблематика в них раскрывается на примерах, исторических экскурсах или прикладных социологических исследованиях, которые учитывают фактор пола. В таблице «Шкала профессионального престижа» учебника А.И. Кравченко приводится только пять профессий из 50 в женском роде: секретарша, машинистка, стюардесса, домработница, горничная [65, с.211]. Устоявшимися терминами в научном аппарате являются «возмужание», «юношеское развитие», термины, производные от корня «патр», «патернализм», «патриархальный», «патриархальные ценности» [60, с.102; 65, с.215, 217, 257, 286], а также словосочетания проблема «отцов и детей», «традиции отцов и дедов», «братские отношения», «отец народов» [60, с.329; 65, с.107].

Андроцентризм языка проявляется и в таких языковых конструкциях, в которых в паре всегда первым указывается мужчина: «мужчины и женщины», «пасынки и падчерицы», «сын и дочь», «отец и мать», «дед и баба», «юноши и девушки». Сопоставляя мужчин и женщин, авторы выбирают за эталон сравнения «мужское», если речь идет о значимом и положительном явлении общественной жизни, и женское, если предлагается обратная ситуация, например, «в целом молодые мужчины более мобильны, чем пожилые и женщины». «Женщины, как правило, начинают работать позже мужчин (что объясняется рождением и воспитанием детей)» и др. [65, с.264, 267].

В анализируемой учебной литературе можно выделить ряд дискурсивных стратегий, которые задают андроцентризм представленного в учебниках материала: учебники адресуются мужской аудитории, построены на мужском опыте, отождествляют понятия «человек» и «мужчина», приводят в примерах больше мужчин. Так, в учебнике А.И. Кравченко мы видим такой характерный пример: «Встречаясь, мы здороваемся за руку и говорим приветствие, входя в автобус, пропускаем вперёд женщин, детей и пожилых людей», «предприниматель заинтересован в вас как в клиенте, женщина как в потенциальном сексуальном партнёре, продавец как в возможном покупателе», «когда у мужчин появляется достаточно много денег, то они, планируя трату, распределяют приоритеты: к примеру, детей отправить в престижную школу, жене купить стиральную машину, а любовнице украшения» [65, с.75, 90, 99]. Наше исследование подтвердило, что многочисленные примеры адресованы мужской аудитории и имеют смысл только для читающего учебник мужчины. Например, «многие требуют от окружающих того, чтобы их уважали как профессионала . Мало кто хочет, чтобы его уважали как . как красивого мужчину»; «безнравственно оскорблять старших, бить женщину, обижать слабого, издеваться над инвалидами» и т.д. [65, с.80, 117, 164, 165, 177]. Отражение мужского опыта в учебниках осуществляется как прямым, так и косвенным способом. К первому типу относятся следующие высказывания: «Руководитель и подчиненный могут спорить и ругаться . готовы подраться . но за порогом проходной они мирно беседуют о . женщинах [65, с.298]; «если кто-то говорит по-китайски, избегает тещи, не пьет молока, селится в доме своей жены» [65, с.124, 126]. При косвенной маркировке пола не указываются субъекты социального действия, но подразумевается, что «забить гвоздь, погладить рубашку, сходить в магазин» это работа, основанная на гендерных характеристиках. Третья стратегия, встречающаяся в учебниках, это классическое для традиционно-патриархатной картины мира отождествление понятий «человека» и «мужчины»: «Человек влюбляется в жену своего друга» [65, с.141]; и другие примеры [65, с. 91, 92, 100]. И, наконец, последняя выявленная стратегия заключается в том, что авторы предпочитают в качестве примеров указывать представителей мужского пола: отцов, мужей, сыновей, мальчиков, профессионалов своего дела.

Внимание на себя обращает тот факт, что мужчины в учебниках А.И. Кравченко приводятся в пример как положительные герои, очень редко встречаются их негативные образы. Анализируя контекст данных высказываний, становится очевидным, что автор разделяет понятия «мужчина» и «муж», наделяя последнего отрицательными характеристиками. «Неприятности по работе муж вымещает на жене, детях, со6аке .», а «зять «терпеть не может тещу» и навязывает свое отношение сыну», пишет Кравченко [65, с.85, 94, 121]. Причем характерно, что негативный облик мужу придает общение с женщинами в семье с женой либо тещей. Женщины, как правило, упоминаются в примерах, связанных с домашней, семейной, приватной сферой в связке с пожилыми людьми и детьми. «Маленькие детки маленькие бедки», как сказали бы наши бабушки [60, с.163] и другие примеры [65, с.32, 85, 90, 165, 361].

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Статьи по теме:

Объект социального прогнозирования
Социальное пространство и социальное время характеризуют социальное бытие как процесс сочетающихся и сменяющих друг друга деятельностей людей. [50] Социальное время фиксирует устойчивость социальных форм как их воспроизводимость. Социальн ...

Идеология "широколобых"
У компаний, организаций и просто людей с твердыми ставками на хозяйство Третьей Волны до сих пор не было образца последовательных контраргументов. Однако некоторые основные идеи все же имели место. Первые, фрагментарные основы этой новой ...

Проблемы социальной реабилитации людей с ограниченными возможностями в условиях психоневрологического интерната. Психоневрологический интернат - учреждение социального обслуживания
Социальное обслуживание в психоневрологическом интернате направлено на оказание разносторонней социально-бытовой помощи гражданам пожилого возраста и инвалидам, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и нуждающимс ...