Особенности межэтнического брака

Информация » Особенности межэтнического брака

Основной формой социальной организации отношений между мужчиной и женщиной является брак. Брак- это санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, определяющая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям [10, С.23]. Ценность брака как жестко контролируемого социального образования в России снижается в силу различных причин. Среди них низкая стабильность заключаемых браков и рост привлекательности индивидуальной частной жизни, которая все больше распространяется в связи с трансформированием норм семейно-брачных отношений, изменением экономической ситуации, прогрессом в сфере домашнего хозяйства и бытовых условий. В современном мире люди, не вступающие в брак и лишенные бремени ответственности за другого человека, не подвергаются социальному давлению и обладают всеми возможностями и услугами, организованными обществом. Модификация общественной значимости института брака стала, прежде всего, результатом изменения системы социальных ценностей, среди которых на первый план чаще стали выходить несемейные ценности, связанные с личными достижениями и личным благополучием. Изменение места брака в системе социально-ценностых взаимодействий общества, особенно среди молодежи, связано также с либерализацией взглядов на характер половых отношений до брака, в браке и вне брака и структурными изменениями аксиологической системы в сфере семейно-брачных отношений. Позиции брака в современном обществе становятся менее прочным и в результате существования культа потребления в плане секса, эротизации брака, поскольку половое общение в современном обществе осуществляется в основном с гедонистической целью. Переходная экономическая ситуация в стране также оказывает дестабилизирующее влияние на институт брака. Вступление в юридический брак, который по-прежнему имеет и экономическую сторону, для определенной части населения является недоступным в связи со стесненными материальными возможностями. Происходит перекос в сторону образования большего количества фактических сожительств, которые менее формализованы, или одинокой жизни. В силу перечисленных факторов совершается активное видоизменение института брака и приспособление его к новым социальным условиям. Еще более сложными для научного описания и анализа фактами в сфере брачности являются процессы, происходящие в поликультурных регионах, поскольку к общим проблемам формирования новой ценностной системы семейно-брачных отношений здесь присоединяются серьезные проблемы межнациональной совместимости. Проблема межэтнических отношений имеет глубокие социальные корни и обусловлена рядом социальных, психологических, исторических, религиозных и конфессиональных причин. Тем не менее, эти вопросы требуют своего разрешения, поскольку явление межэтнической брачности как массового процесса заключения национально-смешанных браков достаточно распространено. Каждый седьмой заключенный в России брак является межнациональным, а в советские времена этот показатель был еще выше [11, С.64]. Смешанные в национальном отношении семьи - средство интеграции общества. Образование этнически смешанных семей играет важную роль в процессе изменения этнического состава населения. Основная доля браков, в том числе и межэтнических, заключается людьми в молодом возрасте, что обусловлено свойствами репродуктивного периода, поэтому особенно важно проследить, какой отпечаток накладывают изменения общепринятых ориентации в сфере межэтнической брачности на ценностные установки молодежи. Девальвация прежних ценностей затронула молодежь в большей степени, чем какую-либо иную возрастную группу, так как именно молодые люди в первую очередь реагирует на происходящие в обществе перемены. Специфика данной социальной группы состоит в том, что она находится в состоянии поиска. Система взглядов молодых людей не сформирована окончательно, и потому молодежь более восприимчива к новым ценностям. Можно предположить, что мир ценностей формирующейся личности, на которую оказывали влияние преобразования последних лет, стал более изменчив и противоречив. Увеличение количества разводов и нерегистрируемых браков, снижение рождаемости, падение авторитета институтов семьи и брака в целом и межэтнического брака в особенности - явления, которые требуют пристального внимания и тщательного изучения, как в плане разработки молодежной и семейной политики, так и с целью выработки рекомендаций оптимального поведения молодых людей при заключении брака и создании семьи. С учетом теоретической и практической значимости данной проблемы была определена тема исследования: «Отношение современной молодежи к межэтническим бракам». Объект исследования: современная молодежь. Предмет исследования: особенности отношения современной молодежи к межэтническим бракам. Цель исследования: провести теоретическое и практическое изучение особенностей отношения современной молодежи к межэтническим бракам. Теоретико-методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области социологии, философии, этнокультуры, социологии семьи и брака. Теоретический анализ проблемы отношения современной молодежи к межэтническим бракам.

Определение понятия брак. Концептуальный анализ межэтнических браков. Выявление отношения молодежи к семейной жизни и браку предполагает, прежде всего, обращение к анализу таких базовых рабочих понятий, как «семья», «брак». Анализ понятия «семья» свидетельствует о том, что имеется много подходов к его интерпретации. Так, в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова слово «семья» означает «объединение лиц, связанных родственными или брачными узами» [29, С.276]. В «Философском словаре» дается определение «семье» как «виду социальной общности, важнейшей форме организации личного быта, основанной на супружеском союзе и родственных связях, то есть на многочисленных отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство» [46, С.244]. А.Г. Харчев в своих исследованиях рассматривает семью как «малую социальную группу, основанную на браке или кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью» [47, С.65]. В последние годы семью все чаще называют специфической малой социально-психологической группой, подчеркивая тем самым, что для нее характерна особая система межличностных отношений, которые в большей или меньшей степени управляются законами, нравственными нормами, традициями. Зарубежные исследователи признают семью социальным институтом только в том случае, если она характеризуется тремя основными видами семейных общений: супружеством, родительством и родством; при отсутствии одного из показателей используется понятие «семейная группа». Мы рассматриваем семью как духовно-нравственный союз, состоящий из родителей и детей и связанный не только жилищем и экономической зависимостью, но и чувствами, основанными на кровном родстве. Брак как устойчивый союз между мужчиной и женщиной возник в родовом обществе. Основа брачных отношений порождает права и обязанности. Относительно понятий «брак» и «семья» нужно отметить, что между ними существует тесная взаимосвязь. Недаром в литературе прошлого, а иногда и настоящего они нередко используются как синонимы. Однако в сути этих понятий есть не только общее, но и немало особенного, специфического. Так, ученые убедительно доказали, что брак и семья возникли в разные исторические периоды. Брак прошел определенные стадии развития - от полигамии к единобрачию. Само слово «брак» в русском языке происходит от глагола «брать». В «Философском словаре» брак определяется как «исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и детям» [46, С.87]. Моногамные браки как союз одного мужчины и одной женщины являются более поздней и наиболее распространенной в настоящее время формой брака. Современные ученые определяют брак как исторически изменяющуюся форму отношений между мужчиной и женщиной. А.Г. Харчев отмечает, что семья представляет собой более сложную систему взаимоотношений, чем брак, поскольку она объединяет не только супругов, но и детей, а также других родственников или просто близких супругам и необходимых им людей [47, С.121]. В.А. Рясенцев дает следующее определение брака: «Брак есть заключенный в установленном порядке с соблюдением требований закона добро- 16 вольный и равноправный, в принципе пожизненный союз свободных мужчин и женщин, направленный на создание семьи и порождающий у них взаимные права и обязанности». Таким образом, союз мужчины и женщины еще не семья, и только после появления детей брак перерастает в семью [35, С.39]. А.В. Мудрик считает, что «...семья являет собой персональную среду жизни и развития человека от рождения до смерти, качество которой определяется рядом параметров конкретной семьи» [26, С.44]. Социально-культурный параметр зависит от образовательного уровня членов семьи и их участия в жизни общества. Социально-экономический параметр определяется имущественными характеристиками и занятостью членов семьи на работе, учебе. Технико-гигиенический параметр зависит от условий проживания, оборудованности жилища, гигиенических особенностей образа жизни семьи. Наконец, демографический параметр обусловливается структурой семьи (расширенная или нуклеарная, полная или неполная, бездетная, мало- или многодетная). Социальная сущность брака определяется, в конечном счете, господствующими общественными отношениями, он также испытывает влияние политики, права, нравственности, религии. Санкционируя брак, общество берет на себя определенные обязательства по его охране и налагает на людей, вступивших в брачные отношения, ответственность за материальное обеспечение и воспитание детей, а, следовательно, за будущее семьи. Брак является общественным механизмом, предназначенным для регулирования и управления теми многочисленными человеческими отношениями, которые вытекают из физического факта разнополости. В качестве такого института брак функционирует в двух направлениях:

1. Регулирование личных половых отношений.

2. Регулирование передачи и получения наследства, правопреемства и общественного порядка, что является его более древней и изначальной функцией.

Создаваемая в браке семья сама укрепляет институт брака, наряду с нравами, регулирующими отношения собственности. К другим потенциальным факторам устойчивости брака относятся достоинство, тщеславие, рыцарский дух, долг и религиозные убеждения. Однако, хотя браки могут одобряться или не одобряться свыше, они едва ли заключаются на небесах. Человеческая семья является явно выраженным человеческим институтом, эволюционным обретением. Брак есть общественный, а не церковный институт. Конечно, религия должна оказывать ощутимое воздействие на брак, однако ей не следует пытаться подчинить его своему исключительному управлению и контролю. Говоря об отношениях на уровне социальных общностей, то можно отметить, что семья и семейные отношения рассматриваются как организм, способный существовать и функционировать даже, если его составляющие (члены) находятся на большом расстоянии друг от друга, способный подчиняться закону развития, то есть облик семьи претерпевает со временем изменения: семья может перестроиться, разделиться, дать начало другой. Таким образом, делая выводы из вышесказанного, брачные отношения можно выделить в особую группу отношений, которые могут характеризоваться и первым и вторым типами отношений. Несмотря на высокую распространенность межнациональной брачности при определенных исторических и социальных условиях, наиболее подробная информация о динамике этого явления стала появляться с развитием системы статистической информации, в частности, при переписях населения. После революции 1917 года число этнически-смешанных браков в России начинает расти. Этому способствовали не только отделение церкви от государства, но и отмена юридических брачных запретов, изменение общественных взглядов на национально-смешанный брак, массовые миграции. В период Великой Отечественной войны межнациональная брачность приобрела массовый характер, и на фоне резкого снижения общего количества заключаемых браков доля межэтнических браков по отношению ко всем бракам в этот период возросла. Мощные изменения в структуре межэтнической брачности населения бывшего Советского Союза определены целым рядом факторов, в числе которых наиболее значимы следующие: 1) снижение с конца 1988-1989-х гг. естественного прироста русских в ряде союзных республик; 2) рост миграционной активности населения страны с конца 80-х гг.; 3) проводимая в республиках бывшего СССР этноизбирательная политика [10, С.59]. Это позволяет сделать вывод о том, что установки на смешанный брак детерминируются множеством факторов, среди которых немаловажное значение имеет состояние межэтнических отношений в том или ином регионе, что, в свою очередь, выступает показателем толерантных отношений. В 1998 г. в результате некоторой стабилизации положения в стране наблюдается фиксирование числа межэтнических браков на определенном уровне. Доля смешанно-национальных супружеских союзов в Российской Федерации колеблется от 10% до 15% в различных регионах, что является наивысшим показателем в ближнем зарубежье. В 2000 году в России примерно 23% населения составляли межнациональные семьи. В 2004 году их стало уже 37%. В Москве насчитывается 22% смешанных пар. И каждая пятая такая пара – православно-мусульманская. По прогнозам ученых, к 2025 году доля русских в Москве может уменьшиться до 73% (сейчас – 89%). Зато заметно возрастет доля народов Закавказья, Средней Азии и Северного Кавказа. В свете психологических исследований и по результатам житейских наблюдений межэтнические браки могут выглядеть порой как браки более успешные по сравнению с моноэтническими. Однако это не снижает интереса к проблематике, так или иначе связанной с межэтническими браками, со стороны в первую очередь тех людей, жизнь которых в той или иной степени была связана с межэтническими браками, даже если с точки зрения ряда формальных критериев жизнь в этих браках выглядит внешне вполне успешной. Межличностные отношения представителей разных этносов регулируются двумя противоположно направленными тенденциями [15, С.221]. С одной стороны, можно наблюдать любопытство, желание познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремление к разнообразию, проявляющееся в том, что внешность непохожего на субъекта человека кажется ему более привлекательной. С другой стороны, ощутимо действие защитных, охранительных сил этноса, побуждающих конкретного представителя этноса воздерживаться под разного рода предлогами от межэтнических браков или, если такой брак все-таки имел место, заботиться о том, чтобы дети, выросшие в межэтническом браке, сохранили в той или иной форме свою принадлежность к этносу субъекта. Есть основания полагать, что с возрастом последняя тенденция может усиливаться. Влияние защитных, охранительных сил этноса ослабляется в двух случаях:

1) кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит;

2) кризисное состояние самого субъекта, вызывающее у него проблемы в отношениях с представителями своего этноса (в этом случае другой этнос, хотя бы на время, может показаться более привлекательным). Рассмотрим эти причины подробнее.

Кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит, могут приводить к массовым межэтническим бракам и формированию новых этносов. Но происходит это лишь в том случае, когда присущая этносу внутренняя способность к саморегуляции полностью исчерпана. В молодом возрасте, когда в основном заключаются браки, у части молодых людей может возникать ложное, преждевременное ощущение, что положительное значение их этноса полностью исчерпано. Это побуждает их стремиться к интеграции в иной более успешный этнос или же делает для них привлекательной культуру космополитизма. Первым робко заявляющим о себе признаком привлекательности культуры космополитизма является просто допущение на уровне сознания её для себя возможности. Ощущение того, что положительное значение собственного этноса исчерпано, может субъективно ощущаться даже как просто полное отрицание ценности своего этноса в прошлом, настоящем и будущем, как враждебное отношение к нему. Все это ослабляет влияние защитных охранительных сил этноса и усиливает побудительную силу любопытства, желания познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремления к разнообразию. Ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может приобретать форму характерного сочетания с состоянием влюбленности. В основе состояния влюбленности лежит неразрешенный внутренний конфликт между стремлением человека к совершенному и несовершенством образа окружающего мира, формирующегося при взаимоотношениях с ним. Конструктивное разрешение этого конфликта предполагает:

1) признание несовершенства окружающего мира как факта;

2) осознанное и произвольное творческое отношение к окружающему миру, при котором человек последовательно и целенаправленно, преодолевая трудности и обретая союзников, пытается этот мир преобразовать. Неразрешенность этого внутреннего конфликта (который можно рассматривать как стадию в развитии молодого человека или девушки) периодически обусловливает вовлечение субъекта в состояние влюбленности, при котором другому человеку приписываются положительные качества, которых у него на самом деле нет. Положительные качества не просто приписываются, возникает страстное отношение к другому человеку, как носителю некоей принципиально иной по отношению к известному окружающему миру совершенной реальности, в результате этот человек получает значительную власть над субъектом влюбленности, которой он не всегда способен распорядиться с пользой для себя и для другого. Отрицание положительной значимости собственного этноса, негативная оценка принадлежности к своему этносу могут побуждать к состояниям влюбленности в представителей других этносов и неразделенной любви. Персона из другого этноса ещё до встречи с ней становится потенциально желанной, невозможность вступить с ней в брак уже до встречи восприниматься как трагедия, благодаря которой утрачивается смысл жизни. Так, например, в консультативной практике автору приходилось сталкиваться с переживанием подростка, чьи предки с Кавказа, по поводу того, что он "черный", поэтому никакая русская девушка его никогда не полюбит. По мере того, как люди становятся более мудрыми, ложное, преждевременное ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может сменяться более трезвыми и взвешенными оценками своего этноса и своего значения в нём. Защитные, охранительные силы этноса в этих условиях могут провоцировать чувство беспокойства по поводу сложившегося брака, субъективно ощущаемого неблагополучия, природу, причины которого человек зачастую понять не может. Психологическая защита от травмирующих переживаний в этом случае может выражаться в следующих явлениях:

1) человек старается исказить реальность в том направлении, чтобы уменьшить в своих глазах и в глазах окружающих положительные черты и значимость того этноса, из которого он вышел;

2) человек становится горячим патриотом этноса своего брачного партнера, отрицая при этом проблемы данного этноса и связанные с ними недостатки;

3) человек становится все более горячим и некритичным патриотом этноса, откуда он вышел, пытается другого супруга и своих детей максимально интегрировать в свой этнос [15, С.222]. Эти три формы психологической защиты связаны с чрезмерными обобщениями и искажениями значимой информации, они затрудняют формирование объективной картины мира. С психологической защитой, видимо, связан также и тот феномен, что в межэтнических браках порой уделяется больше внимания бытовой культуре, чем в семьях моноэтничных. Для представителей межэтнических семей гораздо более важно выглядеть для себя и окружающих благополучной семьей, чем для членов моноэтнических семей. Однако связано это может быть с подспудным ощущением страдания, и осуществляется за счет глубины общения, в ущерб этой глубине. Инициаторами проверки этносов на прочность путем межэтнических браков становятся люди, которые вследствие своей высокой чувствительности (и по этой причине невысокой выносливости) острее, чем остальные, ощущают кризисные явления внутри своего этноса. Это чаще бывают женщины, чем мужчины. Готовность к межэтническим бракам является частным случаем эпатирующего поведения, когда индивид совершает с точки зрения сообщества абсурдные, нелогичные, отвергающие каноны поступки, являясь в этом случае своего рода юродивым - человеком, который через шутки и несуразности, "пощечины общественному вкусу" пытается обличить несовершенство сообщества, в котором он живет. Если этнос способен реагировать (в том смысле, чтобы меняться) на подобного рода поведение отдельных своих членов, это говорит о том, что у него есть ресурсы для преодоления кризисных явлений. Если нет - этнос продолжает разрушаться, а эпатирующее поведение и межэтнические браки в нём становится всё более частыми. Если говорить про кризисное состояние субъекта, вызывающее у него проблемы в отношениях с представителями своего этноса, побуждающее его воспринимать брак с представителями другого этноса более привлекательным, то в массовом масштабе оно может быть спровоцировано кризисным состоянием самого общества. По мере развития кризиса всё больше ситуаций становятся источниками долговременных психологических травм чаще всего невысокой интенсивности, что приводит к большому количеству неврозов и невротических состояний, деструктивных установок, проявляющихся в общении. Если проблемы, связанные с этим не будут решены, представителям такого этноса будет всё труднее общаться между собой, осуществлять совместную деятельность, что будет побуждать их к выходу за пределы собственного этноса, в частности в межэтнические браки. В этом случае стабилизирующее значение иного этноса будет заключаться в его ярко выраженной психотерапевтической функции. Но по мере того, как данная психотерапевтическая функция будет производить свой эффект, некогда травмированная личность будет все более приобретать сущностные характеристики подлинного бытия. На каком-то этапе в форме внутренних переживаний вновь заявят о себе охранительные силы этноса, что может дестабилизировать брак, приводить к связанным с этим феноменам, описанным выше. Что же может быть основой позитивной этнической идентичности детей из межэтнических браков? - Лучшие черты этнической идентичности одного этноса усиленные недостающими чертами идентичности другого этноса. Этот ответ особенно применим к ситуации, когда из двух и более этносов складывается новый этнос. Это означает, что по отдельности оба этноса в процессе истории оказывались все более недееспособными, но, объединившись, они создают новый дееспособный этнос, у которого есть своя историческая задача и свои перспективы в изменившихся экономических, социальных и природных условиях. Выходец из межэтнического брака усиливает тот этнос, который он выбирает в качестве системообразующего, культурой другого этноса. Выбор этноса в качестве системообразующего зависит от того, какой этнос субъекту покажется более дееспособным. Естественно, что по мере развития субъекта взгляды на этот вопрос могут меняться. Увеличение степени осознанности и произвольности поведения людей применительно к реальности, связанной с межэтническими браками, способствует ощущению благополучия на субъективном уровне и позитивному эмоциональному климату в семье. Межэтнический брак следует рассматривать как элемент в процессе сближения двух этносов [11, С.64]. Этот процесс может длиться и довольно долгое время (столетиями) и зависит от степени интенсивности контактов между этносами. Если контакты редки, образуется инцидент, который со временем приобретает историческое значение, способствующее международным отношениям. Таким образом, становление межнациональной брачности как формы межэтнического взаимодействия имеет исторический характер. Развитие межэтнической брачности показывает: в стабильном обществе количество смешанных браков увеличивается, что позволяет говорить о межэтнической брачности как показателе благополучия общества и наличия терпимых, толерантных отношений между народами. Динамику межэтнических браков в Европе и мире связывают с развитием глобализационных процессов, то есть, можно предположить, что развитие межэтнических браков также является показателем информационного развития общества.


Статьи по теме:

Общие методологические принципы научного управления социальными процессами
Общими методологическими принципами научного управления мы называем принципы, в соответствии с которыми можно рассматривать все социальные процессы управления вне зависимости от общественного строя, социальной системы. К общим методологи ...

Возникновение и деятельность на территории Беларуси детских социальных приютов в досоветский период. Становление и развитие системы попечения над детьми (XVII – н. XX в.в.)
Особое место в истории воспитания детей-сирот занимает Московский и Петербургский воспитательные дома, созданные во второй половине 18 века. Организация быта и воспитания детей в этих учреждениях определялись одними и теми же правилами, р ...

Функции социального управления
Функция (в переводе с латинского означает «деятельность») управления - это вид деятельности, основанный на разделении и кооперации управленческого труда и характеризующийся определенной однородностью, сложностью и стабильностью воздействи ...